McFly World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » McFly World » FanFiction » All that she wants


All that she wants

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Автор: LittleJoanna
Название: All that she wants
Дисклеймер: Все события вымышленные, любое сходство случайно.
Рейтинг: G
Пейринг: Том/?
Жанр: романтика

Элис

Он был моей звездой. Моей мечтой. Несбыточной мечтой. Хотя мы были не так далеко друг от друга, он был недосягаем. Потому что он был не только моей звездой. Вокруг него всегда была толпа поклонниц. И мне не хотелось быть одной из них. Или все, или ничего. Но я не могла не видеть его, я использовала любую возможность, чтобы побыть рядом, просто посмотреть издалека, послушать голос. Я ходила не на все концерты, просто чтобы не сойти с ума и самой себе доказать, что я могу и обойтись. Он не был просто человек со сцены, он был для меня настоящим, реальным. Я понимала, что он, возможно, не такой, каким я его себе представляла, но думаю, достаточно хорошо знала его, чтобы судить. Может быть, у него были какие-то качества, о которых я не знала, но меня так тянуло к нему, я была почти уверена, что смогла бы примириться со всеми недостатками. Он просто не мог разочаровать меня, что бы ни делал. В каком бы он ни предстал виде, он все равно был самым лучшим. Моя подруга Тина поддерживала меня, ей тоже нравилась их музыка, но она была влюблена в своего парня. Он работал в охране в одном из престижных ночных клубов. Однажды Тина прибежала ко мне вся раскрасневшаяся и взволнованная.
- Элиииис. – Страшным голосом протянула она. – Ты не поверишь!
- Что? Ты залетела?
- Дура, я не об этом. Майк (так звали ее любимого) сейчас звонил. Он достал нам два пропуска в свой клуб.
- Чего там делать? Я не хочу, нет настроения.
- Да ты слушай, они сегодня там будут!
- Кто это «они»?
- McFly!
- А?
- Ага.
Мне стало страшно. Одно дело стоять в толпе за оградой и наблюдать издалека, а другое дело в одном клубе тусоваться. Тина продолжала:
- Они заказали клуб для празднования дня рождения одного из них.
- Кого?
- А я знаю? У кого сейчас днюха?
- У Гарри.
- Ну а чего тогда у меня спрашиваешь?
Я сидела, тупо уставясь на нее, и плохо соображала.
- А мы-то что там будем делать?
- Ну они не хотят, чтобы в клубе было много народу, поэтому заказали его на всю ночь, а Майк попросил, чтоб нас включили в список.
- А почему они согласились?
- Ну ты, подруга, даешь! Майк не умеет читать мысли. Они разрешили, а он не стал докапываться. Радуйся, что тебе выпала возможность...
- Зачем? Что мне там делать? А если... Представь, я приду, а он даже не взглянет.
- Ты с какого дуба сейчас упала? Ты утром умывалась?
- Ну.
- В зеркало смотрела?
- Ну.
- Загну, будет каралька. Дурища. Он на тебя поведется, как мотылек на лампочку.
Я от нее досадливо отмахнулась.
- В любом случае, его от тебя не стошнит, так что давай, перебери свои шмотки и выбери что-нибудь праздничное. Возражения не принимаются. А если будешь упираться, я больше не хочу слышать от тебя ни одного слова про McFly.
Я послушалась. Вечером она зашла за мной и закатила глаза.
- Ты сногсшибательно выглядишь.
- Думаешь?
- Ага. Ноги побрила?
- Зачем?
- На всякий случай.
- На какой еще случай? Что ты несешь, у меня и так мандраж, я вот сейчас останусь дома вообще!
- Да ладно, я шучу.
- Ты не шутишь.
- Нет, но раз ты такая трусиха...
- Тина!
- Ладно, ладно, все в порядке с твоими ногами. Пошли.

Мы взяли такси, чтобы не садиться за руль самим. Когда подъезжали, я запаниковала.
- Нет, я не хочу туда. Это очень плохая идея.
- Почему?
- Потому что я не хочу быть для него оne-night stand. Я хочу отношений. Ни меньше, ни больше. А это невозможно.
- Да почему невозможно?
- Потому что невозможно. Это слишком невероятно.
- Думай позитивно, ты сама себя тянешь вниз. Я ничего не хочу слышать. Если есть шанс, его надо использовать. Иначе ты потом будешь локти кусать и думать: «а что было бы, если бы я туда пошла?»
Я понимала, что она права. Это возможность. И неважно, как что получится, будь, что будет, авось хуже не станет.
Когда мы пришли, еще никого не было. Майк был аж начальником службы безопасности, поэтому нас тут хорошо знали. Конечно, этот день был не обычным, но мы были в списке, так что зашли без проблем. Мы уселись в уголке, на уютный диванчик и сразу заказали выпить. Потом пришла вся честная компания. Сразу. Если бы я не выпила до того, я бы упала в обморок, но алкоголь сделал меня менее чувствительной. Они пришли, зашумели, видно, были уже «хорошие». Данни и Гарри были со своими девушками, Даг был с какой-то девицей, я ее не знаю. А ОН был один. Конечно, среди них были девушки, но ни одна из них не была с ним. Они веселились, не замечая нас. Какое-то время. Я просто смотрела на него, не отрывая взгляд. И в какой-то момент вдруг поняла, что и он смотрит на меня. Я быстро опустила глаза, наклонила голову и в панике спросила Тину:
- Сколько времени уже он на меня пялится?
- Минуту примерно. Я думала, вы в гляделки играете. – Усмехнулась она.
- Я даже не заметила. Бог ты мой, что он теперь подумает?
- Подумает, что ты на него запала.
- Что????
- Да успокойся ты, они никогда не против.
- Не против чего?
- Не против того, чтобы нравиться девушкам.
- Хей! – вдруг послышался мужской голос.
Мы обе, как по команде, подняли головы. Он стоял и смотрел на нас с очаровательной улыбкой.
- Почему вы сидите тут одни, когда все веселье там?
- Э... мы... – лепетала я, а Тина сказала:
- Мы не приглашены.
- Если вы здесь, значит вы в списке, а кто в списке, тот приглашен. Так что? Присоединитесь к нам?
- Конечно. – Тина ослепительно улыбнулась и, поднявшись, добавила:
- Только скажи своим молодчикам, чтобы не распускали руки, я помолвлена. Она нет. – Тина указала на меня.
Я взбесилась:
- Это что, значит, можно распускать руки?
Она сделала мне большие глаза:
- Я не это имела в виду, я просто констатирую факт.
- Девушки, успокойтесь, мы же не дикари, никто не собирается распускать руки. – Блондин явно забавлялся. Я даже обиделась и все мое благоговение перед ним сразу улетучилось. Нет, он, конечно, все еще свет моих очей, но коленки уже не дрожали. А Тина вела себя так, как будто разговаривала с соседом.
Он проводил нас к столу, представил всех и усадил меня рядом с собой. По другую сторону от меня села Тина. Я чувствовала себя не в своей тарелке. Нам принесли еще выпить и веселье продолжалось. Майк стоял на входе и хорошо видел нас. Он подмигивал мне и сердито смотрел на Тину. Точнее, на того, кто оказывался в данный момент рядом с ней. Просто так, для профилактики. На самом деле у них были очень прочные отношения, и он стопроцентно доверял ей, зная, что она находится здесь только ради меня.
- Как тебя зовут? – спросил Том.
- Элис.
- Как Алиса в стране Чудес?
- Да, – меня развеселило это сравнение.
- А где Чеширский кот?
- А зачем?
- Чтобы охранять тебя от злых монстров.
- А монстр – это ты?
- Нет, я добрый.
- Как кот из мультика?
- Из какого мультика?
- Том и Джерри.
Он запрокинул голову и захохотал.
- Да уж, добрый. Нет, я совсем добрый, как Честный Томас.
- А кто это?
- Это бард. Музыкант из легенды. Он своей песней пленил сердце королевы эльфов, та отвезла его в волшебную страну и сделала своим возлюбленным. Он никогда не лгал. Своими песнями он перевернул душу короля Шотландии, заставил его рыдать, каяться в своих грехах и потом вернул ему светлые воспоминания о первой любви.
Он что-то еще спрашивал у меня, я отвечала, он рассказывал что-то в ответ, но я все делала на автомате, не запоминая ничего из сказанного. Я сидела рядом с ним, и моя нога касалась его ноги, его плечо плотно соприкасалось с моим, и это не давало мне покоя. Я была рада, что он просто сидит и не пытается обнять меня за плечи или что-то вроде того, потому что я ненавижу, когда парни ведут себя фамильярно. Вечер продолжался, и мы активно наливались алкоголем. Он смотрел на меня с интересом, и я не знала, как рассматривать этот интерес – был ли это он настоящим или «по-пьяни». Тина толкала меня локтем, призывая к действиям, но я не очень представляла, что я должна была делать. Когда его внимание отвлекали, и он отворачивался от меня, я рассматривала его лицо. Смотрела на его профиль и любовалась им. Длинный и острый нос, темные брови, сильный подбородок, широкая шея (одна из самых привлекательных частей мужского тела) и адамово яблоко – оно двигалось, когда он говорил, и я следила за ним, как кошка за мышью. Играла музыка, на площадке танцевали во всю, и он вдруг предложил мне потанцевать. Я согласилась, хотя и не представляла, как буду держаться на ногах. Но он подал кому-то знак, и зазвучала медленная песня. Парочки на площадке обнялись и тоже самое сделали мы. Музыка била в усилители, подчиняя своему ритму наши сердца. Том был уже достаточно пьян и не очень хорошо контролировал себя. Он прижал меня к себе, уткнулся в мои волосы и задышал мне в ухо. Мне была приятна его близость, но он был нетрезв, и это сбивало с толку. Тем временем он завелся еще больше и начал целовать мою шею. Я чувствовала, что он не владел собой. Его руки шарили по моей спине, прижимая меня все сильнее. Я поняла, что добром это не кончится, взяла его за волосы, оттянула от своей шеи и внимательно посмотрела на него. У него были какие-то осоловелые глаза, но постепенно взгляд стал более осмысленным и он как будто пришел в себя. Но прекращать игру ему не хотелось. Смотря в его глаза, я вдруг поняла, что делать, во мне созрел план. Мгновенно разум нарисовал картинку и я, недолго думая, взяла Тома за руку и потащила наверх. Наверху были комнаты, и я знала, что сейчас они свободны. Я там никогда не была по назначению, но Майк показывал, что здесь и как. Эти комнаты не сдавались за деньги, они «предоставлялись» особым гостям по мере возникновения необходимости. Я привела его в одну из этих комнат и толкнула на кровать. Он притянул меня к себе, поцеловал, и я окунулась в него, как в живительный источник, несущий спасение. Я мечтала об этом в самом дальнем уголке своего сознания, не надеясь даже на секунду, что это когда-нибудь может стать правдой. Поэтому я отдалась его рукам, позволяя ему полностью овладеть мной. Я потеряла счет времени, но старалась прочувствовать каждую секунду, чтобы побольше осталось в памяти. Он был таким серьезным, как будто чувствовал то же, что и я. Я могла делать с ним все, что хотела, и постаралась взять все, что могла, потому что знала, что эта встреча останется единственной.
Когда он заснул, я выскользнула из комнаты, спустилась вниз, и меня встретили сразу трое – Майк, Данни и Тина. Данни спросил, где Том, я ответила:
- Спит.
Он поднял брови и недоверчиво-внимательно посмотрел на меня. Я схватила Тину за руку и потянула ее на выход. Майк последовал за нами:
- Элис, все в порядке?
- Да, только скажи своим людям, что Том Флетчер спит в комнате 12, пусть не трогают его. Или лучше, пусть его заберут друзья. И еще, Майк... ты меня не знаешь. Ты не знаешь, кто я и где меня найти.
- Понял. У тебя неприятности?
- Нет-нет, что ты, все в порядке, я просто не хочу встречаться с ним снова. Тина тебе потом все расскажет.
Мы взяли такси и укатили с Тиной домой.
- Элис, расскажи, что случилось.
- А ты сама не понимаешь?
- Вы... э?
- Ну да.
- Ты же не хотела.
- Я передумала.
- И что теперь?
- Теперь... мне надо искать другое жилье.
- С какой стати? Он что, изнасиловал тебя?
- Типун тебе на задницу! Нет, конечно!
- Ну так не тяни кота за хвост и расскажи в чем дело!
И я рассказала ей о своем гениальном плане. Она была в шоке.
- Ты не можешь так поступить! Это не по-человечески. Так не делают.
- Я все решила и назад дороги нет.
- Есть.
- Если ты выскажешь эту мысль вслух, я убью тебя.
- Я не это имела в виду.
- И это тоже не годится.
- Но как же так, ты хочешь уехать?
- Я не поеду далеко, мы с тобой будем видеться очень часто. Только Тина... если ты хоть одной живой душе что-то скажешь...
- Да не скажу я. – Тина уже была готова расплакаться.
- Тина, это лучшее, что я могла сделать, поверь, я буду счастлива.
- Ты знаешь, что я люблю тебя. Я буду на твоей стороне, чтобы ты ни делала.
Она обняла меня. Я чувствовала себя победителем. Я начинала новую жизнь.

2

Том

Когда я проснулся, было еще темно. Я даже сначала не понял, где нахожусь, потом сообразил. Девушка... Элис. Она ушла. А я был пьян. Уже не так сильно, но все же. Поднялся, оделся. Спустился вниз. Внизу было уже тихо и убрано. Ребята еще сидели на диванчике и разговаривали вполголоса.
- Ооооо! Кого я вижу! – скалился Данни.
- Сколько время?
- Утро уже, почти шесть.
- Поехали домой.
- Как самочувствие?
- Поспать надо.
- Не выспался?
- А сколько было, когда я заснул?
- А это я не знаю, но наверх она тебя увела около двух.
- А где она теперь?
- Ушла.
- Куда?
- Ну... ты вопросы задаешь... не я же с ней тусил, а ты, тебе и знать.
- Не знаю я. Кто-нибудь здесь должен знать, откуда она взялась? Ее же кто-то пригласил?
- А зачем тебе?
- Надо.
Он внимательно посмотрел на меня, я отвел взгляд.
- Узнаем.
Он пошел к охране, о чем-то говорил с ними недолго, потом вернулся.
- Она пришла с девушкой вон того типа, он начальник охраны. Сказал, что не может сказать ничего определенного. Я оставил ему свой телефон, он спросит у своей подружки и сообщит.
Странно. Что бы это значило? Как-то стало не по себе. Откуда взялись эти девушки, зачем они были тут и почему так сразу исчезли? Я поделился своими мыслями с друзьями. Они пожимали плечами. А я решил подождать. Прошло несколько дней, но она так и не объявилась. И от того охранника я ничего не смог узнать. Я несколько раз заходил к нему в этот клуб, и мы даже немного подружились. Он сказал мне, что она уехала в другой город, но он не знает, куда конкретно. Я спрашивал его, не могу ли я поговорить с его подругой, но она отказывалась со мной говорить. Я сам не знаю толком, почему мне это было так важно. Причин было много. Во-первых, она мне понравилась. Она была какая-то особенная. Возможно, только в моих глазах она была такой, но когда она смотрела на меня, мне казалось, что она все про меня знает. Как будто она знает все мои недостатки и прощает мне их. Как будто ей было неважно, какие у меня недостатки, она бы приняла меня таким, какой я есть. И это не было безразличием, это было похоже на любовь. Я, разумеется, не мог рассчитывать на то, что эта незнакомая девушка на самом деле любит меня, но мне было достаточно этой кажущейся любви, одного этого взгляда, похожего на любовь. Я хотел испытать это снова. Мне было тепло рядом с ней, весь вечер я наслаждался ее присутствием, и теперь мне его не хватало. Но с другой стороны меня съедало унизительное ощущение, что она сбежала от меня. Не очень приятно, когда девушка после проведенной с тобой ночи не хочет с тобой больше общаться. Начинает казаться, что ты сделал что-то не так. Это угнетало невероятно. Я пытался себя убедить, что это просто обстоятельства, ей пришлось уехать, и это не связано со мной. Я хорошо помнил все, что тогда произошло, и все было замечательно, я был уверен, что ей понравилось это не меньше чем мне. Я просто хотел знать – почему она уехала, почему прячется. Однажды мне повезло, если это можно назвать везением, и я пришел в клуб как раз в тот момент, когда Майка навещала его подруга. Я привязался к ней с вопросами. Сначала она не хотела вообще говорить, потом сдалась.
- Она уехала, что тебе нужно от нее?
- Я хочу с ней поговорить.
- О чем?
- Почему она уехала? Я что-то сделал не так?
- Это не имеет к тебе никакого отношения, успокойся, просто обстоятельства так сложились.
- Но почему она не хочет поговорить со мной? Только один раз, я не буду ничего требовать, мне не нужно продолжения или чего-то еще, только один разговор.
- Зачем?
Я не знал, что ей ответить. Я и сам не понимал. Наверное, это был своего рода запретный плод. Я хотел чего-то, что было недоступно, и постепенно это стало мне просто необходимо. Хотя на самом деле никакой необходимости не было.
- Скажи ей хотя бы, что я хочу с ней поговорить. Дай ей мой номер, может она передумает когда-нибудь.
- Хорошо, но только при одном условии – ты прекратишь свои поиски.
Я кивнул. На этом все и закончилось. Она не позвонила. Я еще какое-то время вспоминал о ней. Потом я вспоминал о ней только иногда. Потом все реже и реже. И наконец, я перестал думать о ней совсем.

С тех пор пошло почти пять лет. Я как раз расстался со своей последней подругой, с которой встречался 2 года. Мы разошлись полюбовно, никто не пострадал, никто не был обижен. Гарри за это время успел жениться. Данни нашел себе новую девушку. Даг еще не определился и в данный момент тоже был одинок, как и я. Мы как раз выпустили новый альбом и решили немного отдохнуть на Гавайях. Нас было шестеро – Гарри и Иззи, Данни и его Кейт, Даги и я. Мы отдыхали, расслаблялись и вообще весело проводили время. В тот день мы собрались на пляж. Спускаясь по лестнице, Данни обнял Дага за плечи и спросил его:
- А ты чего свою подружку не взял с собой?
- Какую еще подружку?
- Которую ты так нежно во сне обнимал.
- Чего ты несешь, никого я не обнимал.
- Я все видел, - Данни задорно улыбался и тыкал Дага в плечо пальцем.
- Чего ты видел? – Даг ничего не понимал и мы все с интересом смотрели на них, ожидая очередной шутки.
- Любишь пухленьких?
- Отстань, несешь какую-то чушь. – Но ему и самому было интересно. – О ком ты? Я один был.
- А подушка? – Данни захохотал. – Он ее так обнимал да еще бормотал чего-то, наверное, снилась какая-нибудь красотка.
- Да, да, смейся. – Даг засмущался. – А что ты делал в моей комнате? Своей подружки тебе не хватало?
- Тебя пожалел, думал, вдруг тебе одиноко.
- Больше не суйся.
- А эта вчерашняя? Помнишь? Он ей: «Я уверен, что смогу сделать тебя счастливой», а она ему: «Да? А что, ты уже уходишь?».

Мы посмеивались. Дагу что-то в последнее время не везло с девушками, а Данни охотно подшучивал над ним. Иззи вдруг вспомнила, что она забыла в номере свою книгу, и побежала за ней. Мы стояли и ждали ее. Недалеко от нас стояла девушка. Что-то в ней было знакомое, но я не мог понять что. На ней было воздушное платье с какими-то немыслимыми розовыми и голубыми полосками. Рядом с ней стоял мальчик, совсем маленький, лет трех-четырех. Он подергал ее за юбку и что-то сказал ей. Она присела перед ним на корточки и улыбнулась. И когда я увидел ее улыбку, я вспомнил. Она смотрела на этого мальчика так, как будто все знала про него. Как будто она знала все его недостатки, но ей было это неважно, она принимала его таким, какой он есть. Она смотрела на него с любовью. Это была она, Алиса из страны Чудес, исчезнувшая пять лет назад. Я направился к ней, чтобы поздороваться.
- Элис?
- Да? – она поднялась и обомлела. – Ты? Что ты тут делаешь?
- Да вот, отдыхаю... – я показал на своих друзей. Они смотрели на нас, но Элис, видимо, никто из них не помнил.
- Ам... Как дела? – спросила она.
- Да ничего. Наши дела всегда на виду.
- Да, я слышала, ты расстался со своей девушкой.
- Да.
- Переживаешь?
- Да нет, все закончилось само собой. А ты как?
- Я в порядке. Тоже приехала отдохнуть.
Мы разговаривали, как ни в чем не бывало, как старые знакомые.
- Я удивлена, что ты еще помнишь мое имя.
- Я помню не только имя. К тому же его не трудно было запомнить - Alice in Wonderland.
Она улыбнулась, а я присел на корточки и обратился к мальчику:
- А это кто?
- Меня зовут Томас.
- Надо же, меня тоже. – Мальчишка был такой забавный и серьезный.
- А откуда ты знаешь маму?
- Это твоя мама? Мы с ней были знакомы когда-то давным-давно, когда тебя еще не было на свете.
- Она мне про тебя не рассказывала.
- Ну мы виделись с ней всего один раз, ей было нечего рассказывать.
- А что ты собираешься сейчас делать?
- Мы собираемся идти на пляж.
Тем временем Иззи вернулась с книгой, и они все подошли к нам. Маленький Томас улыбнулся радостно и сказал:
- Мы тоже собираемся идти на пляж. Пойдем вместе?
- Пойдем, - ответил я и мы оба, улыбаясь, повернулись к стоящим за моей спиной ребятам. Лица у них вдруг сделались какими-то вытянутыми и озадаченными.
- Что? В чем дело?
- Ни в чем, – сказал Гарри и скомандовал. – Ну пошли!
Я посмотрел на Элис:
- Ты не против?
- Нет, - ответила она, и я взял Томаса за руку. Мы отправились на пляж.

3

Элис

Откуда он взялся тут на мою голову? Только этого не хватало. Стоило пять лет прятаться, чтобы вот так нарваться. Но кто же знал? Почему я назвала сына Томас? Потому что это было самое желанное имя для меня. И я хотела иметь возможность повторять его каждый день, сто раз в день. И это доставляло мне огромное удовольствие. Том большой и Том маленький быстро нашли общий язык. Неудивительно, у меня был самый замечательный ребенок на свете. Он был умен не по годам и очень серьезный. Он не любил, когда я обращалась с ним как с ребенком – в четыре года он был довольно самостоятельным, насколько это вообще возможно. И он был самым главным человеком в моей жизни. Они бегали по берегу, брызгались, смеялись, и им обоим нравилась эта игра. Остальные посматривали на меня настороженно. Мы сидели на песке. Гарри сказал:
- Я тебя помню, ты была тогда на моем дне рождения.
Данни согласно кивал головой.
- Да, ты прав, – сказала я.
- Как долго ты еще здесь пробудешь?
- Неделю.
- И ты ничего ему не скажешь?
- Что и кому я должна сказать? - Я смотрела на него в упор.
- Ты знаешь, о чем я говорю.
- Не знаю. И ты не знаешь тоже. Поэтому никто никому ничего не скажет. У вас нет доказательств.
- А это не доказательство? – Данни указал на берег, где веселились два Тома.
- Если кто-нибудь из вас скажет ему хоть слово, я немедленно соберу вещички и уеду так далеко, что даже вы меня не достанете. Как думаешь, приятно ему будет после этого знать правду?
Они смотрели на меня осуждающе.
- Как так получилось? – не унимался Гарри.
- Что тебе за дело?
- Он мой друг.
- Но не мой. Мы виделись один раз и разошлись на пять лет. Все, больше ничего нет.
- Это не ответ на мой вопрос.
- Одно слово. И мы немедленно уезжаем. Запомнили?
Я встала, взяла вещи и крикнула сыну, что нам надо идти. Маленький Том посмотрел снизу вверх на большого и грустно вздохнул. Иззи, которая до сих пор ничего не понимала, вдруг громко ахнула. Я обернулась на нее, она ошалело посмотрела на меня и закрыла рот ладонью. Я пошла к берегу, взяла Томми за руку и отправилась прочь. Большой Том с грустным видом смотрел нам вслед.
Сначала я подумала, что лучше всего будет сейчас же уехать отсюда. Но Томми был ужасно расстроен и просил не уезжать.
- Ну почему мы не можем остаться?
- Потому что... потому что так будет лучше.
- Это тебе будет лучше, а мне хочется остаться.
- Дорогой, мы поедем в другое место, там тоже будет хорошо.
- Тебе не нравятся эти люди? Твой знакомый? Ты поэтому хочешь уехать?
- Я горжусь тем, что ты такой умный, но иногда не мешало бы тебе быть просто ребенком.
- Потому что так будет для тебя проще? Ты просто хочешь, чтобы я делал то, что ты скажешь.
- Ты прав.
- Если ты правда хочешь уехать, поехали. Но если ты можешь ради меня остаться, то останемся. Пожалуйста.
Он так жалобно смотрел на меня, что я не выдержала.
- Что ж ты делаешь со мной?
- Я люблю тебя, мама, но мне хочется, чтобы у меня был папа.
- Но он не твой папа.
- Ну и пусть, он будет моим другом.
- Он не сможет быть твоим другом. Мы уедем домой и больше не увидим его.
- Ну хоть ненадолго.
Это разрывало мне сердце. Я согласилась.
- Но ты ведь понимаешь, что потом мы разъедемся, и ты будешь скучать по нему.
- Может, мы сможем иногда видеться?
- Нет, дорогой, не сможем.
- Ты не знаешь. Ты ведь не думала, что мы встретим его тут? А мы встретили.
Мне было горько смотреть на то, как мой сын строит свои первые воздушные замки и я думала, как же горько мне будет смотреть на то, как они разрушаются.

4

Том

Эта встреча была более чем неожиданной. И теперь у нее есть сын. Он так понравился мне, что мне тоже захотелось такого. Почему она назвала его моим именем? Это что-то значило или было просто совпадением? И где отец ребенка? Я решил поговорить с ней. Расспросить ненароком. На следующий день прямо с утра я постучался к ним в номер. Мне открыл Томми.
- Привет! – он явно обрадовался моему приходу.
- Привет! А где мама?
- Она в душе. Скоро выйдет.
- А как ты смотришь на то, чтобы пойти поесть мороженого?
- Да! Только маме сказать надо.
Мама не заставила себя долго ждать. Она вошла в комнату, обмотанная полотенцем.
- Ой! Что ты здесь делаешь?
- Том предложил поесть мороженого. – Ответил за меня малыш Томми.
- Я не знаю, у меня волосы еще мокрые.
- А ты оставайся тут, мы без тебя сходим.
- Вот как? – она посмотрела на сына. – Ты уже готов бросить меня одну?
- Ну мам, мы потом с тобой тоже куда-нибудь сходим. – И, подойдя к ней поближе, он прошептал:
- Он же все равно тебе не нравится, зачем тебе с ним идти?
- Я не говорила, что он мне не нравится, но я не могу отпустить тебя одного.
Тут включился я:
- Да ладно тебе, Элис, ты же меня знаешь, я ведь не проходимец какой, мне все равно не скрыться, вся моя жизнь проходит на виду у людей.
- Ты знаменитость? – спросил Томми.
- Что-то в этом роде.
- Мам? – он повернулся к Элис.
- Ну хорошо, идите. Но ты оставишь мне номер своего телефона, – обратилась она ко мне. - И я проверю, твой ли это номер.
- У тебя должен быть мой номер. Я передавал его тебе с твоей подругой, Тиной. Он не изменился.
Она смотрела на меня как-то странно, как будто была сбита с толку. Как будто я открыл какой-то клапан в ней, который выпустил наружу то, что она пыталась скрыть. И мне показалось, что мы вернулись в тот вечер, и снова стало тепло от ее взгляда. Мне расхотелось уходить, я бы мог долго так стоять, мне было уютно, но Томми подергал меня за футболку:
- Мы идем или нет?
- Да, конечно. Идем.
Я взглянул на нее еще раз, она уже овладела собой и смотрела также как обычно, ничего не выражающим взглядом. От этого стало холодно и грустно, как будто отняли что-то, и я поспешил уйти.
Чуть позже мы сидели в кафе и болтали о всяких глупостях. Томми был очень интересным и умным мальчиком, с ним было забавно и не скучно. Какая-то пожилая дама, проходя мимо нас, сказала:
- Какой чудесный у вас сын, так на вас похож.
Мы оба улыбнулись этой старой леди и не стали ее разубеждать, тем более она уже пошла дальше. И Томми как-то сник. Я понял, что эта тема для него немного болезненная и спросил:
- Где твой папа?
- Его нет. И никогда не было.
- И мама ничего тебе не рассказывала?
- Нет, она сказала, что его нет и не будет, и не стоит об этом говорить. Она всегда становится грустной, если я об этом спрашиваю.
- То есть ты вообще ничего о нем не знаешь? Ни одной фотографии, ни даже имени?
- Нет.
- А фамилия у тебя мамина?
Он пожал плечами:
- Ну да.
Я не стал его мучить дальше и предложил пойти в Аквапарк. Он раскрыл широко глаза и сорвался с места, даже не доев мороженое. До обеда мы бесились в воде, потом к нам присоединились остальные, и чуть позже нас нашла в парке Элис. Я передал малыша девчонкам, которые были от него в восторге, и присел рядом с Элис.
- Почему ты не рассказываешь ему об отце?
- Что? – она смотрела на меня ошеломленно. – Почему тебя это интересует?
- Просто... ему было бы легче, если бы он хотя бы что-то знал. Или ты сама не знаешь, кто он?
Она посмотрела с негодованием:
- Конечно, я знаю! Это... сложно объяснить.
- Что в этом сложного? Ты знаешь, как его зовут?
- Да.
- Знаешь, где он?
- Да.
- Почему же не расскажешь?
Она вздохнула.
- Не могу.
- А почему он не с вами? Он знает о том, что у него сын?
Она заволновалась и резко сказала:
- Да!
- Он что, не хочет?.. – я развел руками. Мне было непонятно, как можно не хотеть ребенка, который уже существует. Тут даже не возникает вопрос «хотеть» или «не хотеть». Тут у тебя просто нет выбора – раз ребенок есть, значит, он есть. Тем более такой...
Элис нервно передернула плечами:
- Перестань расспрашивать меня и перестань говорить об этом с моим сыном. Это не твое дело.
- Ты права, не мое...
Но мне хотелось, чтобы было «мое». Мне было больно смотреть на этого мальчика, у которого даже не было возможности ненавидеть своего отца, не пожелавшего иметь с ним ничего общего. Я этого не понимал и с тоской думал, что даже не смогу просто общаться с ним, потому что через неделю мы уедем домой, и я был совсем не уверен, что Элис захочет продолжить наше общение.
- Ты можешь мне ответить на один вопрос? Он мучает меня уже довольно давно. Он не имеет отношения к Томми.
- Не знаю. Спрашивай, посмотрим.
- Почему ты тогда так сразу уехала? Я искал тебя. Это из-за меня или просто совпадение?
- Так получилось, это... так было нужно.
- Но ты даже не захотела говорить со мной.
Она пытливо смотрела мне в лицо, и взгляд у нее стал теплый.
- Зачем ворошить прошлое? Что было, то прошло.
- Может быть не совсем прошло? – я не знал, что делаю, но был просто уверен, что если не скажу сейчас все, то потом могу пожалеть об этом. – Мне очень жаль, если я обидел тебя тогда чем-то, но мне не хотелось, чтобы так все закончилось, это не был просто one-night stand, я хотел... я искал тебя... Не знаю, что из этого вышло бы, но я бы попробовал.
- Как ты можешь говорить об этом, ты совсем не знаешь меня, мы встречались всего один раз и оба были пьяные.
- Иногда достаточно одного взгляда.
Элис опустила глаза. Руки ее слегка подрагивали. Она заметила это и спрятала их между коленей.
- Где ты живешь? – я продолжал расспрашивать.
- В Лондоне. В пригороде.
- Значит, расстояние не проблема.
- Что ты хочешь сказать? Чего ты добиваешься?
- Я хотел бы видеться с ним. Хотя бы иногда. Если ты не против.
Она поспешно отвернулась, но мне показалось, что она была готова заплакать.
- Я не хочу, чтобы у него возникли иллюзии. У него нет отца, и он постарается заполнить пустоту тобой, ты ему нравишься. Но если ты исчезнешь и потеряешь к нему интерес, ему будет тяжело. Он ребенок, он не поймет.
- Я никогда не сделаю этого.
- Он не твой ребенок, ты не обязан.
- Я знаю. Но я не позволю себе разочаровать его. Иногда мне кажется, что он понимает больше, чем я.
- Ты и понятия не имеешь... – тихо проговорила она. Потом встала и позвала сына обедать. Они ушли, а я так и не понял, до чего мы договорились. Я беспокоился. Что, если она откажет? Прошло всего два дня, а я уже привязался к нему. И она волновала меня также как тогда, пять лет назад. Но попробуй я поухаживать за ней, примет ли она мое внимание? Я не был в этом уверен. Как-то странно все получилось – вдруг в одночасье все перевернулось, и жизнь приобрела какой-то другой смысл. Мне захотелось сделать счастливым этого ребенка, это сделало бы и меня счастливее. Не могу сказать, что я проживаю свою жизнь бессмысленно, в какой-то степени я даю людям радость, но это все не очень лично, потому что я просто делаю музыку и отдаю ее в массы. Таких, как я, много. А этот ребенок – это будет мое личное. Это будет один человечек, который только благодаря мне станет счастливее в жизни. И я был уверен, что мне никогда это не надоест, я никогда не брошу его. Может быть, когда-нибудь, Элис выйдет замуж, и тогда у него появится отчим, но если бы... нет, это пока еще слишком нереально, хотя мысль была приятная. Просто думать об этом где-то в отдаленном будущем было... приятно.

5

Элис

Весь день и всю ночь я думала об этом. Не знала, что делать, на что решиться. С одной стороны, несмотря на прошедшие годы, я все равно любила его. Раньше я была одинока, и мне хотелось, чтобы он был рядом, я тянулась к нему и пользовалась каждым удобным случаем, чтобы побыть рядом с ним, хотя бы издалека. Теперь у меня был сын, у меня была цель, был смысл. Я могла обходиться без него, хотя это было трудно, я все равно следила за его жизнью, и в некотором смысле он был рядом. Я встречалась с другими мужчинами, но всегда это были кратковременные и неглубокие отношения. ОН все равно был лучшим. И теперь он хочет быть частью моей жизни. Пусть не совсем моей, но где мой сын, там и я. И его фраза «я бы попробовал»... Он искал меня, я знала об этом, но у меня была причина скрываться. Теперь... все изменилось. Причины больше нет. И если это действительно то, чего он хочет, то можно рассказать все. Не хотелось. Мой сын был только мой сын, я хотела, чтобы так и оставалось. Но имела ли я право решать за него? Могла ли я позволить себе быть настолько эгоистичной и не рассказать сыну то, что, возможно, сделает его более счастливым. Это был риск. Он не возненавидит меня, нет, но поймет ли? Я была в смятении, это слишком серьезный вопрос, который повлияет на всю нашу оставшуюся жизнь. Все перевернет с ног на голову, а устроится ли все хорошо – неизвестно. С другой стороны, рано или поздно он все равно узнает, и тогда уж точно возненавидит меня. И будет прав. Я решила, что расскажу им все. Только надо подождать подходящего момента.
Всю следующую неделю мы проводили вместе, он сопровождал нас повсюду, развлекал Томми, и я уже успела к этому привыкнуть. Он не напоминал мне о своих желаниях словом, но взглядом каждый день как будто спрашивал: «Ты решилась?» И каждый раз я отводила глаза, а он становился все темнее. А я все не решалась поговорить. Ругала себя каждый день и говорила: все равно подходящего момента в таких вещах не бывает, так чего ждать? Он обрадуется. Наверное... Какая разница, когда?
Наступил последний день. Мы уже собирались уезжать. Том с друзьями планировали остаться еще на несколько дней. Я попросила его зайти к нам в номер с намерением немедленно все рассказать. Я только спустилась вниз, чтобы уточнить кое-что у консьержа, а когда вернулась, он был уже в номере. Он держал в руках наши билеты на самолет, которые я опрометчиво оставила на самом видном месте. Том ошеломленно смотрел на эти билеты, а маленький Томми смотрел на него, не понимая, почему на его друга напала оторопь. Я вошла и села. Он, все еще глядя на билет, произнес:
- Здесь стоит мое имя.
- Я собиралась рассказать тебе.
- Когда? – он посмотрел на меня с обидой.
- Сегодня.
- Почему не через пять лет? Какая разница, пять лет туда, пять сюда. А если бы мы не встретились, ты бы в жизни ничего не сказала.
- Да.
- Почему?
- Потому что тебе не нужен был ребенок.
Он качал головой:
- Как ты можешь так говорить? Откуда ты знаешь? Кто ты, чтобы решать такие вопросы?
- Я мать.
- А я отец.
Я отвернулась, едва сдерживая слезы. А Томми спросил:
- Ты мой папа?
Том положил билеты на стол, повернулся к мальчику, и, ни слова не говоря, взял его на руки и крепко сжал. Мне казалось, он плачет. Он спрятал свое лицо в светлых волосах сына. Томми крепко обхватил его руками. Он понял, что его друг нуждается в нем. Наконец они оторвались друг от друга и Том маленький спросил:
- Почему вы плачете?
Я ответила:
- Мы радуемся.
- Мы теперь будем все вместе?
Они посмотрели на меня. Я сказала еле слышно:
- Да.


Том

Когда волнение улеглось, я спросил Элис:
- Почему? Как так вышло? Почему ты исчезла? Ничего не сказала?
- Потому что таков был план. Я сделала это нарочно. Я очень сильно любила тебя, а ты меня даже не знал. Я решила взять от тебя лучшее, что у тебя есть – твоего ребенка. Я хотела, чтобы у меня был ты, и все получилось. Только этот «ты» принадлежал мне и любил меня. Я не хотела делиться.
- Но он же человек, ты не можешь решать за него.
- Поэтому я и решила все рассказать.
- Если бы мы не встретились...
- Но мы встретились. Значит, так было нужно, это судьба, она не позволила мне совершить еще одну ошибку. Странно, что ты сам не догадался. Твои друзья сразу увидели. Он же твоя копия. Это всем бросается в глаза. Но ты себя со стороны не видишь.
- А что же будет с нами? – спросил я.
- А чего тебе хочется?
Она как будто даже стала меньше, смотрела настороженно и испуганно, как будто боялась, что я скажу что-то не так. Я взял ее за руку, притянул к себе и зашептал ей в ухо:
- Я хочу еще один шанс. Давай продолжим с того места, на котором мы остановились. Сделаем вид, что не было этих лет, и мы расстались сегодня ночью. Только теперь нас трое.
Я посмотрел на нее, она улыбалась смущенно.
- А ты уверен, что тебе именно этого хочется?
- Мне не только этого хочется. Мне хочется еще многого. Например, собаку.
Она засмеялась, а я продолжал, улыбаясь:
- Серебристный вольво...
- Фу! Только не это.
- Почему? Как у любой среднестатистической семьи.
- Хочешь быть как все?
- Да. Как все – дом, жена, ребенок, собака и вольво.
- Не смеши. Не представляю тебя таким.
- У нас все будет хорошо. Ты мне веришь?
- Почему ты простил меня? Почему не сердишься больше?
- Потому что не хочу размениваться по пустякам. Не хочу терять время на ненужные и бесполезные эмоции. Мы и так потеряли пять лет. Но ты не ответила.
- Я тебе верю. Знаешь почему?
- Почему?
- Потому что люблю тебя. Я так долго тебя ждала. Так долго… - остаток ее фразы утонул в поцелуе.
Теперь у нее было все, что она хотела.

The End


Вы здесь » McFly World » FanFiction » All that she wants